АДВОКАТ ЛЯБАХ - ЗАЩИТА НЕВИНОВНЫХ
Главная \ Статьи \ Отзывы. Адвокат добился в Верховном Суде оправдания женщины, осужденной за превышение необходимой обороны

Отзывы. Адвокат добился в Верховном Суде оправдания женщины, осужденной за превышение необходимой обороны

Отзывы. Адвокат добился в Верховном Суде оправдания женщины, осужденной за превышение необходимой обороны

Адвокат добился в Верховном Суде оправдания женщины, осужденной за превышение необходимой обороны

Как пояснил Суд, женщина нанесла потерпевшему единственный удар ножом именно в момент реальной опасности для ее жизни с целью своего спасения, когда тот напал на нее, поэтому ее действия нельзя расценивать как преступление

17 Сентября 2021

Фотобанк Freepik 

В комментарии «АГ» защитник оправданной выразил удовлетворение выводами Верховного Суда и отметил, что в уголовном деле имелся обвинительный уклон, так как и прокуратура, и суды были глухи к доводам защиты, какими бы убедительными они ни были. По мнению одного из экспертов «АГ», кассационное определение ВС является очень показательным судебным актом, иллюстрирующим современную судебную практику по таким уголовным делам. Другой добавил, что нижестоящие суды либо опасаются принимать правильные и взвешенные решения, когда позиция защиты основывается на необходимой обороне, либо до сих пор не до конца понимают признаки таковой.

2 сентября Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда вынесла кассационное определение по делу № 16-УД21-14-К4, отменив судебные акты нижестоящих инстанций и оправдав женщину, ранее осужденную за причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны. Защитник оправданной, адвокат АП Волгоградской области Вячеслав Коломыйченко рассказал «АГ» о нюансах уголовного дела.

Женщина ранила кухонным ножом своего сожителя во время ссоры

По версии следствия, 3 сентября 2019 г. Татьяна Воробьева находилась на кухне в своем сельском доме. Между ней и сожителем Р. на почве личной неприязни возникла ссора, зачинщиком которой являлся потерпевший. В момент, когда женщина резала хлеб ножом, Р. развернул ее к себе лицом, запястьем левой руки придавил шею, а правой рукой нанес два удара в область плеч. Оттолкнув его от себя, Татьяна Воробьева ударила его ножом в грудь.

После произошедшего женщина позвонила сестре и рассказала о случившемся. Потерпевший был госпитализирован в больницу с проникающим ранением в грудную клетку, где его прооперировали. В результате ранения у Р. были повреждены плевра, легкое и сердце, что впоследствии осложнилось развитием гемоперикарда и гемоторакса. Полученные травмы были в дальнейшем расценены как тяжкий вред здоровью.

Таким образом, следствие квалифицировало действия Татьяны Воробьевой по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшему, опасного для его жизни, совершенное с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Первая инстанция вынесла обвинительный приговор

В ходе рассмотрения дела Быковским районным судом Волгоградской области подсудимая отрицала свою вину. По ее словам, сожитель, будучи пьяным, становился агрессивным и избивал ее, а в день происшествия он также был сильно пьян. Татьяна Воробьева сообщила суду, что зашла на кухню, чтобы накормить малолетнюю дочь, и стала резать хлеб, а Р. стал нецензурно оскорблять ее, на что она ему тоже ответила грубо. После этого мужчина развернул ее, повалил на стол, одной рукой надавил на горло, а другой стал наносить удары. По словам подсудимой, она стала задыхаться и поняла, что не может вырваться, поэтому ударила его ножом, когда пыталась оттолкнуть. Женщина добавила, что у нее не было намерения убить или тяжело ранить своего сожителя, она лишь хотела, чтобы он ее отпустил и перестал бить.

В свою очередь, сам потерпевший показал суду, что на фоне его злоупотребления спиртным между ним и подсудимой неоднократно возникали конфликты, из-за чего она уходила из дома и возвращалась после того, как он просил прощения у нее. 3 сентября 2019 г. он был сильно пьян и, возможно, два раза ударил сожительницу. По словам Р., он не помнит обстоятельства причинения ему телесных повреждений, давно простил подсудимую и не имеет к ней претензий материального или морального характера.

Суд также заслушал показания других свидетелей, включая врача-офтальмолога и фельдшера местной больницы, сообщивших суду о наличии гематом на теле обвиняемой в день инцидента.

В итоге суд счел, что объективных доказательств, указывающих на наличие угрозы жизни и здоровью Татьяны Воробьевой со стороны Р., не имелось, а то обстоятельство, что тот сдавил запястьем руки область шеи обвиняемой и два раза ударил ее по плечам, не свидетельствует об отсутствии умысла у нее на причинение тяжких телесных повреждений потерпевшему, которому она нанесла ножевое ранение в жизненно важный орган. «При этом причинение ранения произошло во время ссоры с потерпевшим. Мотивом совершения преступления явились личные неприязненные отношения, возникшие в результате ссоры. Установлено, что Воробьева заведомо знала о том, что Р. находится в состоянии алкогольного опьянения и что в таком состоянии он агрессивен и может применить в отношении нее насилие. При этом, находясь на кухне, при возникшей ссоре не уступала потерпевшему в конфликте. При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что Татьяна Воробьева действовала не в условиях необходимой обороны и тем более не при превышении ее пределов, поскольку оснований полагать, что в отношении Воробьевой совершалось насилие, опасное для жизни, или угроза применения такого насилия, не имеется», – отмечалось в приговоре.

Суд признал женщину виновной в совершении инкриминируемого деяния и приговорил ее к двум годам лишения свободы с отсрочкой наказания до достижения ее ребенком 14 лет.

Апелляция переквалифицировала деяние, а кассация поддержала ее

В апелляционной жалобе (есть у «АГ») защитник Татьяны Воробьевой Вячеслав Коломыйченко указал, что в момент нападения для ее жизни существовала реальная угроза. «Обращаю внимание суда на тот факт, что Воробьева специально не вооружалась, орудие причинения повреждения у нее уже находилось в руках, так как в момент нападения на нее она резала хлеб. Защита настаивает на совершении деликта случайно, по вине самого нападавшего <…>, спровоцировавшего осужденную на ответные действия», – отмечалось в жалобе.

Защитник указал, что действия Татьяны Воробьевой во время причинения телесных повреждений потерпевшему были вынужденными, так как она находилась в состоянии необходимой обороны, соответственно, в них отсутствует умышленное уголовно наказуемое деяние.

Впоследствии Волгоградский областной суд счел, что нижестоящий суд надлежащим образом исследовал представленные доказательства, объективно оценил показания подсудимой как достоверные и правомерно положил их в основу приговора, однако необоснованно отверг ее доводы о том, что ножевое ранение потерпевшему она нанесла, обороняясь от нападения. Апелляция признала эти доводы со ссылкой на ее последовательные показания и заключила, что в действиях Татьяны Воробьевой имелось превышение пределов необходимой обороны.

Областной суд указал, что показания подсудимой согласуются с иными доказательствами, в том числе показаниями свидетеля К., врача-офтальмолога, фельдшера, которые сразу после совершения преступления наблюдали у нее покраснение в области шеи, кровоизлияние и отек глаза, гематомы на бедре и плечах; заключением эксперта, также зафиксировавшим у подсудимой наличие телесных повреждений в области плеч. Со слов потерпевшего, он непосредственно до ранения наносил подсудимой удары, в том числе по голове.

«Приведенные доказательства в своей совокупности свидетельствуют о противоправности действий потерпевшего, которые представляли угрозу здоровью Воробьевой в сложившейся ситуации, учитывая, что потерпевший наносил ей удары, удерживал, надавил на горло. В связи с чем ее действия по нанесению удара ножом, который в этот момент находился в ее руках, следует расценивать как необходимую оборону. Однако причинение удара ножом в жизненно важные органы, по мнению суда апелляционной инстанции, являлось превышением пределов необходимой обороны, поскольку потерпевший в отношении Воробьевой каких-либо предметов не применял, в связи с чем не вызывалось необходимостью причинение удара в грудную клетку. При таких обстоятельствах доводы стороны защиты о том, что принятые ею меры соответствовали характеру совершенного нападения, суд находит несостоятельными», – отмечалось в апелляционном определении.

В связи с этим апелляционный суд изменил приговор и переквалифицировал действия Татьяны Воробьевой на ч. 1 ст. 114 УК РФ, поскольку, по его мнению, она совершила причинение тяжкого вреда здоровью Р. при превышении пределов необходимой обороны. Женщине было назначено наказание в виде исправительных работ на 6 месяцев с удержанием 5% зарплаты в доход государства, условно, с испытательным сроком 6 месяцев. В остальной части приговор был оставлен без изменения.

В дальнейшем Четвертый кассационный суд общей юрисдикции оставил без изменения решение апелляции. «Причиняя тяжкий вред здоровью Р. в ответ на примененное насилие, Татьяна Воробьева превысила пределы необходимой обороны, поскольку избранный ею способ защиты – нанесение потерпевшему удара ножом в область грудной клетки – явно не соответствовал характеру и степени общественной опасности посягательства, не вызывался реальной обстановкой происшедшего. Воробьева осознавала, что имеет реальную возможность пресечь действия Р., не причиняя ему вреда, либо причинить вред значительно меньший, но умышленно избрала неоправданно суровый, заведомо для нее излишний способ, и без необходимости его причинила», – отмечалось в кассационном определении.

ВС пришел к выводу об отсутствии в действиях осужденной состава преступления

В кассационной жалобе (есть у «АГ») в Верховный Суд Вячеслав Коломыйченко указал, что Татьяна Воробьева подлежит оправданию ввиду наличия в ее действиях признаков необходимой обороны. Защитник напомнил, что, согласно показаниям подсудимой, Р., находясь в состоянии алкогольного опьянения, на глазах у ее малолетней дочери, по надуманному поводу набросился на нее, стал душить, и в этот момент она случайно нанесла своему обидчику ножевое ранение. В момент такого нападения в руках осужденной уже находился нож, которым она резала хлеб.

Защитник подчеркнул, что нижестоящим судом был установлен факт, что Р. душил Татьяну Воробьеву, что было расценено ею как угроза жизни. Адвокат также не согласился с выводом апелляции о том, что в действиях его подзащитной имелось превышение пределов необходимой обороны. Он также счел необоснованным вывод кассационной инстанции о том, что Воробьева имела реальную возможность пресечь действия Р., не причиняя ему вреда, либо причинить значительно меньший вред.

По мнению Вячеслава Коломыйченко, выводы нижестоящих судов противоречат положениям ст. 37 УК РФ и разъяснениям Постановления Пленума ВС РФ № 19 от 27 сентября 2012 г. «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление». В связи с этим защитник просил оправдать осужденную и признать за ней право на реабилитацию.

Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ согласилась, что вывод апелляционного суда сделан с существенным нарушением положений ст. 37 УК РФ. При защите от общественно опасного посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, обороняющееся лицо вправе причинить любой по характеру и объему вред посягающему лицу (п. 2, 10 Постановления Пленума № 19). О наличии посягательства, опасного для жизни, может свидетельствовать, в частности, применение способа посягательства, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица, например удушение.

«Указанные положения закона и разъяснения, изложенные в постановлении Пленума Верховного Суда РФ, не учтены судами при принятии решений. Суд апелляционной инстанции установил, что Воробьева нанесла ножевое ранение Р. в момент нападения на нее потерпевшего, пытаясь защититься от его неправомерных действий, в том числе связанных с надавливанием на горло, при этом признал достоверными показания Воробьевой о том, что в результате сдавливания горла она стала задыхаться и поняла, что не может вырваться, в связи с чем и ударила потерпевшего ножом, когда пыталась оттолкнуть. Между тем действия потерпевшего, связанные с надавливанием на горло, от которых потерпевшая стала задыхаться, свидетельствуют о реальной угрозе ее жизни. Воробьева нанесла Р. единственный удар ножом именно в момент реальной опасности для ее жизни с целью своего спасения. Таким образом, в соответствии с ч. 1 ст. 37 УК РФ установленные судами действия Воробьевой не являются преступлением», – подчеркнуто в кассационном определении ВС.

Таким образом, Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций, прекратил уголовное дело в отношении Татьяны Воробьевой за отсутствием в ее действиях состава преступления и признал за ней право на реабилитацию.

Комментарии защитника и экспертов «АГ»

В комментарии «АГ» Вячеслав Коломыйченко выразил удовлетворение выводами Верховного Суда. «На всем протяжении предварительного следствия и в разбирательствах в нижестоящих судебных инстанциях четко просматривался обвинительный уклон, так как и прокуратура, и суды были глухи к доводам защиты, какими бы убедительными они ни были. Больше всего меня удивила позиция апелляционного суда, который признал факт применения насилия в отношении подзащитной, расценил удар ножом потерпевшему как необходимую оборону, но по причине того, что тот не применял никаких предметов в момент избиения, усмотрел превышение ее пределов. Суд кассационной инстанции был еще более изощрен в своем желании “засилить” незаконное судебное решение. Мне непонятны мотивы, по которым Четвертый кассационный суд счел, что у Воробьевой “имелась возможность пресечь действия потерпевшего или причинить значительно меньший вред”, когда двухметровый пьяный мужчина душил ее, надавливая рукой на горло, а другой колотил ее кулаком по лицу», – подчеркнул он.

Адвокат АП Свердловской области Сергей Колосовский назвал кассационное определение ВС РФ очень показательным судебным актом, иллюстрирующим современную судебную практику по делам, связанным с необходимой обороной. «В целом я бы не стал, подобно ряду коллег, утверждать, что институт необходимой обороны в российском праве не действует. Можно привести достаточное количество примеров, когда следствие и суд правильно применяли положения ч. 1 ст. 37 УК. Но, как ни странно, оборонявшихся чаще оправдывают в тех делах, в которых результатом инцидента явилась гибель нападавшего», – заметил он.

По словам эксперта, в тех же случаях, когда нападавшему причинен тяжкий вред здоровью, не повлекший смерть, нижестоящие суды, как ни странно, чаще стремятся не оправдать подсудимого, а назначить мягкое наказание либо переквалифицировать действия подсудимого на менее тяжкий состав, – как правило на ст. 114 и 118 УК, и назначить наказание, не связанное с лишением свободы. «О причинах формирования такой практики можно только гадать. Возможно, суды руководствуются логикой о “волках и овцах”, пытаясь принять решение, которое устроит и обвиняемого, и потерпевшего, возможно, существует иная причина. Как бы то ни было, в делах, в которых нападавший выжил, защите оборонявшейся стороны сложнее добиться законного и справедливого решения. В рассматриваемом случае эта тенденция проиллюстрирована в полной мере. Суд первой инстанции согласился с квалификацией по ч. 2 ст. 111 УК, предложенной обвинением, однако назначил наказание, не связанное с реальным лишением свободы. Суд апелляционной инстанции переквалифицировал действия осужденной на ст. 114 УК и назначил более мягкое наказание», – отметил Сергей Колосовский.

Он добавил, что лишь Верховный Суд правильно применил положения ч. 1 ст. 37 УК и прекратил уголовное дело за отсутствием состава преступления. «Полагаю, данное решение может стать прецедентным. Поскольку суды в настоящее время плохо понимают положения ч. 1 ст. 37 УК, в соответствии с которыми в случае, если нападение угрожает жизни, пределов необходимой обороны не существует, это кассационное определение может стать значимым ориентиром и повлечь формирование судебной практики, основанной на правильном применении закона», – предположил адвокат.

Адвокат АП г. Москвы Евгений Рубинштейнотметил, что судебный акт ВС РФ полностью отражает подход законодателя к определению необходимой обороны. «Описание события хрестоматийно для анализа и вывода о признаках необходимой обороны. Поэтому можно только порадоваться, что Верховный Суд придерживается своих же разъяснений и исправляет ошибки нижестоящих судов. Вместе с тем исследуемая ситуация наглядно показывает, что нижестоящие суды либо опасаются принимать правильные и взвешенные решения, когда позиция защиты основывается на необходимой обороне, либо до сих пор не до конца понимают признаки необходимой обороны. Думается, что в реальности имеют место обе причины в разных пропорциях», – предположил он.

Эксперт также обратил внимание на позицию суда апелляционной инстанции, в соответствии с которой реальность угрозы жизни всегда связана с наличием предмета. «По всей видимости, судьи до настоящего времени придерживаются подхода “равенства оружия”, что, якобы, возможно причинение вреда нападающему в рамках необходимой обороны только при условии, что у нападающего имеется аналогичное или схожее оружие. Отрадно, что этот “правовой стереотип” был подвергнут анализу и опровергнут решением Верховного Суда», – заключил Евгений Рубинштейн.

Зинаида Павлова

 

Теги Отзывы Лябах адвокат
Адрес:
.г. Москва, ул. Академика Зелинского 6